Das Nickel.
`Проще сдаться и сложить у моих ног ваше никчемное оружие. Потому что за меня... Кисонька. Кисонькакисонькакисонька. Ну и паукан.
Очередная зарисовка.

` Ты уводишь меня
В мир где
Я - это я.
И не действует больше
Закон притиженья-я.


В воздухе повисла тишина.
Повисла. В прямом смысле этого слова.
Воздух стал напоминать желе.
Он перестал вдыхаться. Перестал быть необходимым.
Внезапно заболела гоова. Словно внутри взрывается сотня пушек. Одновременно.

Дотлевает сигарета в руке. Скоро начнёт обжигать пальцы. Я оборачивалась, видела.
Но мне лень что-либо делать. Сегодня.
И завтра.
И через год.

Я стою возле окна.
Любуюсь прохожими.
На подоконнике пепельница и револьвер с двумя пулями.
В крови - адреналин и остатки инъекции морфия.
Голова... Чёрт...

Студенистый воздух начал надоедать. захотелось взять нож и разрезать его.
Что было воспринято нездоровым мозгом, как приказ и тут же было принято в исполнение.

Нож с понзительным свистом рассёк воздух - видимо слишком сильно размахнулась... Жаль. Со студнем разобраться так и не удалось.
Резкая боль в затылке.
Как-то лениво, медленно опускаюсь на пол. Смотрю перед собой.

Врожде должен быть паркет... Вместо паркета - темнота.
Глаза слипаются. Что-то горячее наполнет ладонь.
Что это?
Лезвие ножа крепко сжато в той самой ладони. Больно? Нет. Голова болит сильнее.

Зачем то поднимаю руку и разжимаю кулак.
Звук удара ножа о пол заставил очнуться.
Поднимаюсь, опираясь на стену и опять смотрю в окно.

Кто-то слишком громко кричит.

Болит голова... Что-то давит... Словно стальной обруч...

Рывком открываю оконную раму. Выстрел.
Визг.
Тишина.

Долгожданная тишина... Длилась ровно двадцать три минуты и сорок секунд.
потом послышался топот на лесничной площадке, требовательные звонки в дверь...

Сколько их там?
Не меньше дюжины. А пуля-то одна...

И я одна.
И пуля.

Выстрел.

Что-то горячее на плече.
Что-то...